пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
 

Наши консультации
Полезные советы 
Учителю на заметку 
Книги для учителя
Проверь себя
Подготовка к ЕГЭ-2016
Олимпиады Рецензии
Ссылки О проекте
Фотоархив Юмор
Личный архив 
Архив сайта 
Пентамино

СУНЦ МГУ - Школа им. А. Н. Колмогорова. Официальный сайт 




PowerPot котелок - зарядка. Заряжайся по USB от тепла в любых условиях.

краскораспылитель, распылитель для краски и любых других жидкостей

16.03.2012 - Учебников математики уже 113 (если мы не ошиблись в подсчётах)

Министерство образования и науки РФ опубликовало проект приказа «Об утверждении федеральных перечней учебников, рекомендованных или допущенных к использованию в образовательном процессе в имеющих государственную аккредитацию и реализующих образовательные программы общего образования образовательных учреждениях, на 2012/2013 учебный год». В соответствии с данным документом, признается утратившим силу приказ Минобра от 23.12.2009 г. «Об утверждении перечней учебников....на 2010/2011 учебный год».

Всё как-то не доходили руки сказать что-то по поводу этого радостного события.

Когда-то я делал обзор всех учебников математики федерального комплекта, и неудачно назвал статью "Сорок три". Оказалось, что учебников математики в федеральном комплекте тогда было уже 44. Тогда я обозревал две коробки учебников. Это слишком много, чтобы разобраться в деталях, в чем они отличаются друг от друга и помочь учителю сориентироваться. Теперь мне такую статью никто не предлагает написать, а если предложат, то я откажусь. Обозревать 113 (!) учебников это мне кажется проблематичным.

И что интересно. Когда писался второй комплект учебников (в пику колмогоровским учебникам), было известно, что именно авторам второго комплекта не нравится в учебниках первого комплекта. И можно было посмотреть, удалось ли им преодолеть недостатки своих предшественников. Министерство образования СССР и Академия педагогических наук СССР проводили сопоставление учебников, выезжали на места, проводили контрольные срезы. Сопоставляли, анализировали, делали выводы. Министерство Союза держалось одного комплекта, а российское министерство - другого.

На одном таком выездном мероприятии в Омске мне посчастливилось побывать (до этого выезжал ещё в Орёл). Это был самый разгар горбачёвской борьбы за трезвый образ жизни, о чём я с улыбкой вспоминаю, так как не могу точнее припомнить дату описываемого события. А передо мною проплывают картины встречи делегации "из центра" в аэропорту. Нас повели завтракать в тот момент, когда по московскому времени мы должны были ещё крепко спать. Гостеприимные хозяева стали наливать в рюмки что-то из бутылок, принесённых в портфелях в аэропорт и предусмотрительно обёрнутых в салфетки. Они были гостеприимные, но не хотели открытого столкновения с линией партии... Игорь Фёдорович Шарыгин прикрыл свою рюмку рукой, отказавшись выпивать спозаранку. Вы бы видели побледневшее лицо разливающего...

Но я, кажется, далеко ушёл от учебников. Дальше всё было обыденно, но для меня (новоиспечённого младшего научного сотрудника) всё было впервые, поэтому запомнилось. Помню контрольные, обсуждения, выработку итогового документа... А больше всего помнится диалог, который провели сторонники нового комплекта с учащимися. Взрослые долго пытались подвести учащихся к мысли, что когда они гуляют во дворе, то школьники, обучающиеся по "старым" учебникам, им завидуют. Дети так и не поняли, к чему их клонил А.Я.Крысин, так как вряд ли знали о том, что бывают и другие учебники.

Этот забавный эпизод я вспомнил только для того, чтобы вы поняли, что право на написание другого учебника надо было доказывать, подтверждая на деле, что учебник отличается от предыдущего и за счёт этого отличия по нему можно добиться лучших результатов. Другое дело, можно ли было это убедительно доказать. Это мы сейчас обсуждать не будем.

В то время я уже был соавтором С.М.Никольского по ротапринтным изданиям пробного учебника "Арифметика". Хорошо помню наши обсуждения, на которых мы обязательно проговаривали, что именно мы делаем не так как "у них", и почему. Мы искали резервы улучшения системы обучения математике в школе.

Чуть позже по рекомендации С.Б.Суворовой я сделался членом федерального экспертного совета, где мы очень придирчиво и серьёзно обсуждали рецензии на утверждаемые учебники. Помню курьёзный случай, когда я прочитал рецензию на учебники Нурка и Тельгмаа и в полной тишине (все ждали, к какому выводу я подвожу) предложил: поскольку эти учебники - победители конкурса учебников министерства и школы закупили их, а денег на исправление ошибки у них нет и долго не будет (учебники закупались не чаще 1 раза в 4 года), то надо временно оставить учебники в федеральном комплекте (этот список тогда назывался иначе). Удивлению моих коллег не было предела. Ко мне были обращены вопросы: "И после всего, что вы здесь рассказали, вы предлагаете нам голосовать "за"?". С аналогичным предложением после более короткого анализа двух учебников обратился и Г.К.Муравин. Однако большинством голосов учебники исключили из списка рекомендованных.

Через какое-то время федеральный экспертный совет реформировали (позже я узнал, сколько миллионов долларов зарубежных кредитов списали на это благородное дело). Главный итог реформирования: авторов учебников, которых никак не обвинишь в непонимании того, как должен и может быть устроен учебник, из совета вывели. Уже тогда рецензии стали что-то стоить издательствам ... и пошло, и поехало... Начались утверждения учебников, на которые даны отрицательные рецензии и вопреки голосованию членов совета. Был даже курьёзный случай: учебник утвердили потому, что он отвечает концепции автора учебника, а не имевшейся на то время программе. Вскоре цена рецензии взлетела вверх (деньги эти, разумеется, шли вовсе не рецензентам...), академик Васильев руководил некоторое время рецензированием учебников, лично читал любой учебник, по его словам, "до сотой ошибки", а на сто первой заворачивал негодную книгу. Рецензирование было полезным, часть учебников не проходило научное рецензирование. Рецензенты находили неточности, даже опечатки в ответах - игра стоила свеч... С тех пор немного воды утекло, теперь министерство оказывает издательствам дорогую услугу: допускает их на рынок учебной литературы за большие деньги. При оказании услуги, как оказалось, совсем не выгодно заворачивать негодные учебники. Если дело и дальше пойдёт так, то скоро рецензии вообще писать не будут. А зачем? Уже сейчас рецензия на один наш учебник представляет собою полтора листа А4 и состоит из названия учебника, указания авторов, издательства и таблицы. Таблица такого рода (точных формулировок не запомнил, т.к. не ожидал, что вдруг захочется об этом написать):

Имеются ли фактические ошибки?

Имеются ли задания для повторения?

Точные формулировки вопросов и не важны, так как справа от вопросов проставлены "Да" или "Нет", которые никак не помогут усовершенствовать учебник с помощью рецензии.

Вот она победа модернизации процесса рецензирования учебной литературы над здравым смыслом! Мне кажется ещё, что эта модернизация как раз направлена против хорошего образования в России, но, боюсь, что меня обвинят в наличии навязчивых идей... Поэтому умолкаю...

Впрочем, модернизация побеждает здравый смысл и на других фронтах... Но об этом вы знаете не хуже меня.

Вот он ПЕРЕЧЕНЬ:

http://mon.gov.ru/files/materials/9128/11.12.19-uchebniki.pdf

 

Свежки это колпачки - подставки для отрезанных продуктов и любой тары. Сохраняют свежесть и изолируют запахи. Всегда под рукой.
Developed and hosted by KeepeR 2004-2016